Сколько лет кокорину и мамаеву

Кокорин и Мамаев получили реальные сроки

Пресненский районный суд Москвы в среду приговорил нападающего «Зенита» Александра Кокорина к 1,5 годам колонии общего режима, а полузащитника «Краснодара» Павла Мамаева — к году и пяти месяцам, обоих — по статье о хулиганстве. Брат футболиста Кирилл Кокорин приговорен к тем же 1,5 годам, их друг Александр Протасовицкий — к году и пяти месяцам.

Назначив такие сроки, суд фактически выполнил требования стороны обвинения, а вдобавок постановил уничтожить стул из «Кофемании», которым Кокорин избил руководителя департамента Минпромторга Дениса Пака.

  • В ходе прений 6 мая прокурор Светлана Тарасова объяснила, почему запросила для футболистов такой срок. Она отметила, что подсудимые свою вину на суде не признали, а «обвинили самих потерпевших». Также прокурор обратила внимание на отсутствие логики в показаниях Кокорина и Мамаева. «Все, что сказано подсудимыми, — чистая ложь», — заявила Тарасова. Онлайн-трансляцию заседаний вела «Медиазона».

Важная деталь. Футболисты уже провели в СИЗО, где день считается за полтора, 7 месяцев. При этом суд приговорил их к 17 и 18 месяцам заключения. Это значит, что Кокорин и Мамаев смогут подать на условно-досрочное освобождение практически сразу после суда.

Ход процесса

Футболистов задержали в октябре 2018 года после драки с директором департамента Минпромторга Денисом Паком и гендиректором ФГУП «НАМИ» Сергеем Гайсиным. Также в деле есть эпизод с избиением водителя ведущей Первого канала Виктора Соловчука.

  • Слушания в Пресненском районном суде Москвы по делу футболистов начались 9 апреля. В первые два дня заседаний суд заслушивал показания свидетелей. Например, сопровождавшие футболистов свидетели указали, что избитый футболистами Соловчук обозвал нападавших «петухами», а Пак нецензурно бранился на футболистов, когда те сравнили его со звездой южнокорейской поп-сцены PSY.
  • Сам чиновник давал показания в суде 17 апреля. Пак рассказал, что компания Кокорина и Мамаева себя неприлично вела, молодые люди выкрикивали в адрес чиновника слова из песни PSY «гангнам стайл». Пак спросил, относятся ли крики к нему. «Компания повернулась ко мне и какими-то своими конклюдентными действиями дала понять, что да», — рассказывал чиновник на суде. После этого он сделал замечание футболистам, и «Кокорин взял стул и, целясь в голову, желая нанести максимальный вред жизни и здоровью, нанес удар сверху в область головы».
  • Спустя еще неделю, 25 апреля, показания давали сами футболисты. Кокорин заявил, что никакого сговора между ним и Мамаевым не было. Свое поведение нападающий «Зенита» объяснил усталостью и травмой. «После этого я машинально… Я не целился вообще ему в тело», — описывал нападение на Пака футболист. Мамаев подтвердил, что драка с водителем Соловчуком началась после оскорблений с его стороны. «Немножко огорчило, но множко», — рассказал футболист, добавив, что оскорбление «петухи» задело его мужское достоинство. При этом оба подсудимых лишь частично признали вину.
  • В своем последнем слове 6 мая Кокорин и Мамаев попросили прощения у семьи, пострадавших и команд. Нападающий «Зенита» попросил судью «чисто по-человечески не ломать судьбы ребят». Каждый из подсудимых отметил, что семь месяцев в СИЗО — достаточное, на их взгляд, наказание за несколько ударов.

Деньги. Уголовное дело и заключение в СИЗО не только мешают футболистам тренироваться (а в случае Кокорина — восстанавливаться после травмы), но и могут ударить по их кошелькам. В октябре The Bell подробно писал, какие штрафные санкции в теории им грозят.

  • Максимальные штрафы Кокорину и Мамаеву могут быть назначены, если клубы захотят расторгнуть с ними контракт. В случае с Мамаевым эта сумма может составить $5 млн, указывал источник The Bell на футбольном рынке. Владелец «Краснодара» Сергей Галицкий в интервью «Русским норм!» Елизаветы Осетинской говорил, что клуб расторгнет договор с игроком. Но произойдет это только после решения суда. На самом заседании адвокат Мамаева Игорь Бушманов зачитал положительную характеристику игрока, указав, что контракт с ним заканчивается 31 декабря 2019 года.
  • Для Кокорина сумма могла быть значительно выше — около $40 млн. Тем не менее клуб если и не поддержал игрока официально, то явно ждет его возвращения в команду.
Читать еще:  Что надеть на первое свидание

Предсказана футбольная карьера Кокорина и Мамаева после освобождения

«Нет сомнений, что капитан «Зенита» Дзюба абсолютно без злобы превратит бывшего заключенного в объект насмешек»

17.09.2019 в 15:18, просмотров: 12629

Футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев сегодня вышли на свободу по УДО из белгородской колонии. Они быстро уехали на авто, не пообщавшись с журналистами. Кокорин заключил новый контракт с «Зенитом», у Мамаева с «Краснодаром» пока не очень понятно. Отвечаем на три главных вопроса о дальнейшей футбольной карьере бывших заключенных. Очевидно, что восстановиться после отсидки им будет не так просто.

Когда Кокорин и Мамаев выйдут на поле?

Столь длительный перерыв в игровой практике, в ходе которого футболисты лишь пару раз гоняли мяч, не может пройти бесследно. Тем более, что оба сидельца по футбольным меркам пребывают отнюдь не в юношеском возрасте. Кокорину 28 лет, Мамаеву и вовсе в день освобождения исполнился 31 год. Восстановление проходит не так быстро, как в 20, да и игровой тонус поймать будет не легко. Важен и психологический аспект — ребятам после проведенного за решеткой срока необходимо вновь привыкнуть не только к профессиональному футболу, но и к возможности есть и спать не только когда положено, но и когда хочется.

Кокорин помимо прочего испытывает проблемы с коленом, которое необходимо лечить. Ждать его появления на футбольном поле до весны не стоит точно. И Мамаева, который с большой долей вероятности осядет в скромном клубе, сможем увидеть только в следующем календарном году. В заявку «Краснодара» он не внесен, а заявиться за другой клуб возможности уже нет — трансферное окно закрылось совсем недавно.

Способны ли они помочь сборной России на Евро-2020?

В каком состоянии находятся на сегодняшний день освобожденные из под стражи игроки, можно лишь гадать. Как и о том, не остался ли пик их формы и возможностей в прошлом. Будем исходить из того, что оба могут выйти на максимальный когда-либо демонстрируемый уровень готовности и игры.

По Мамаеву сразу категоричное нет. В центральной зоне у футбольного ветерана нет ни малейших шансов вытеснить из состава ни Головина, ни Зобнина, ни Оздоева или Ахметова. Приглашать в национальную команду игрока, которому к Евро-2020 будет почти 32, нет никакого смысла.

Не много шансов вернуться в сборную и у Кокорина. Вытеснить Артема Дзюбу с позиции центрального нападающего сегодня не смог бы и Златан Ибрагимович в своей лучшей форме. На левом фланге есть Черышев и сразу несколько подменщиков, справа застолбил за собой место трудяга Ионов, на замену которого тоже имеется масса вариантов.

Важно и то, что из всех способных сыграть на флангах нападения за сборную кандидатов Кокорин больше остальных ориентирован на атаку. Учитывая активные действия наших фланговых защитников, держаться за бровку у расположенных выше них игроков нет никакого резона. Необходимо смещаться в центр, освобождая коридоры для Марио Фернандеса. А с этой задачей любой из конкурентов Александра справится лучше.

Читать еще:  Как переводится песня In My Mind

Как отнесутся к возможному возвращению Кокорина и Мамаева в «Зенит» и «Краснодар» и, соответственно, их партнеры по команде?

Если «Зенит» изначально не стал открещиваться от Кокорина, а за день до его освобождения подписал с нападающим новый контракт, то позиция «Краснодара» как минимум не очевидна. С подачи владельца «быков» Сергея Галицкого сразу после возбуждения уголовного дела против футболистов краснодарцы дали понять, что игрока по фамилии Мамаев в их команде не будет. Но разнятся не только перспективы возвращения игроков, но и эмоции, которое эти возвращения могут вызвать.

Нет сомнений, что капитан «Зенита» Артем Дзюба со смехом и абсолютно без злобы моментально превратит бывшего заключенного Кокорина в объект насмешек, что при правильной реакции Александра может пойти команде только на пользу. А вот в спортивном плане все несколько сложнее. Сине-бело-голубые, пачками раздающие по арендам игроков сборной России, не испытывают никаких проблем с лимитом на легионеров, в каком бы формате он не существовал. Так что разыграть карту с российским паспортом Кокорину точно не удастся. Все будет зависеть от решения тренерского штаба, которому есть из кого выбирать среди фланговых игроков атаки.

Сергей Семак заявлял о своей вере в волю и характер Александра, но только на морально-волевых в состав «Зенита» не въехать. В последнем матче с «Арсеналом» победный гол на свой счет записал прямой конкурент Кокорина за место в основе Себастьян Дриусси. А ведь есть еще Далер Кузяев, Александр Ерохин, Олег Шатов, каждый из которых больше подходит под тактическую схему питерцев с Дзюбой и Азмуном на острие атаки. Выходит, что конкурировать за попадание в состав Кокорину придется скорее даже с Азмуном. Такая конкуренция — не самый перспективный для россиянина вариант.

Читайте по теме:

Что касается Мамаева, то даже если он вернется в «Краснодар», найти себе место в составе Павлу будет крайне сложно. В центральной зоне у «быков» и без него есть возрастной Юрий Газинский, а если брать в расчет последние приобретения «Краснодара», усилявшего этим летом преимущественно полузащиту, 31-летний Мамаев просто не нужен команде. С большой долей вероятности Павел поиграет еще пару лет в премьер-лиге, но уже не в клубах, ставящих перед собой высокие задачи.

Приговор Кокорину и Мамаеву: каким он будет?

В среду, 8 мая в Пресненском суде Москвы будет вынесен приговор нападающему «Зенита» Александру Кокорину, его младшему брату Кириллу, полузащитнику «Краснодара» Павлу Мамаеву и детскому футбольному тренеру Александру Протасовицкому.

Все четверо были взяты под стражу после двух драк в центре Москвы 8 октября 2018 года, в результате которых пострадали водитель Виталий Соловчук, чиновник Минпромторга Денис Пак и гендиректор ФГУП «НАМИ» Сергей Гайсин. Подсудимые проходят в деле по двум статьям – побои и хулиганство. Обвинение в лице прокурора Светланы Тарасовой запросило для братьев Кокориных заключение на 1 год и 6 месяцев в колонии общего режима, а для Мамаева и Протасовицкого – на 1 год и 5 месяцев.

«СЭ» обратился к экспертам – адвокатам Артуру Рохлину и Максиму Пашкову – с просьбой объяснить, чего стоит ожидать от завершения громкого дела с участием футболистов.

– Каким будет приговор?

Рохлин: – Для оценки дела Кокорина и Мамаева есть две системы координат: юридическая и социально-политическая. Я считаю, что эта история уже давно потеряла связь с чистым правом. Как будто кто-то изначально выбрал такой подход: футболистов надо проучить, потому что они на протяжении последних лет попадали в различные ситуации.

Я думаю, что будет обвинительный приговор с небольшим сроком. Сейчас ведь год в колонии засчитывается за полтора в СИЗО.

Читать еще:  Для чего нужен воздушный фильтр

Пашков: – Наконец, этот процесс заканчивается. Надеюсь, он послужит уроком всем, не только Кокорину и Мамаеву. Хотелось бы, чтобы у футболистов было хорошо в дальнейшей карьере, хотя год простоя – серьезный ущерб.

Приговор Кокориным, Мамаеву и Протасовицкому будет обвинительным – это точно. Наказание будет связано с лишением свободы, что тоже ясно. Вопрос в том – реальный им дадут срок или условный. Может получиться и так, и так, шансы здесь 50 на 50.

– Каким будет срок? Могут ли отпустить Кокориных, Мамаева и Протасовицкого из зала суда?

Рохлин: – Скорее всего, срок будет примерно таким же, который предложил прокурор. Насколько мне понятно, Кокориным, Мамаеву и Протасовицкому вменяют статью «Хулиганство». Санкция по этой статье достаточно большая. Защита объясняла, что хулиганства здесь нет, только побои и нанесение легкого вреда человеку. Скорее всего, хулиганства там действительно нет и в юридическом смысле ребят должны были судить по менее тяжкой статье. Понятно, что больших сроков при таком раскладе быть не может.

В нашей судебно-правоохранительной системе действует правило: суды стараются давать такой срок, чтобы время, проведенное в заключении на стадии следствия было не меньше, чем по итоговому приговору. Даже когда суд не видит особой вины обвиняемого или того состава преступления, который ему вменяется. Кокорин и Мамаев провели в СИЗО больше полугода. Сейчас год в изоляторе считается за полтора. Поэтому мне кажется, что им дадут такой срок, чтобы зачесть то время, которое они отсидели в изоляторе, и выпустить. Например, они получат около года и практически сразу выйдут на свободу.

Пашков: – Суд, скорее всего, будет действовать в рамках запрошенного государством обвинения, то есть, от полутора лет до 1 года и 5 месяцев. Кстати, суд может и понизить срок. Повысить – вряд ли. Возможно, станет на 3-4 месяца меньше. Если суд сочтет возможным применить статью 73 УК РФ «Условное осуждение», то они освободятся прямо в зале суда и выйдут на свободу. Если это произойдет, то надеюсь, что ребята поедут домой, а не в «Эгоист».

– Теоретически судья может дать Кокорину и Мамаеву больший срок, чем предлагает прокурор?

Рохлин: – Может. В каждой статье есть санкция, устанавливающая минимальный и максимальный предел наказания. В рамках этой санкции судья имеет право вынести как более, так и менее тяжелый приговор. Впрочем, думаю, что по данному делу такой поворот исключен. Больше полутора лет не дадут. Просто не за что.

Пашков: – Суд, конечно, не связан с мнением гособвинителя, но чаще всего ориентируется на него. Технически судья может дать больший срок, но вряд ли станет это делать.

– Могут ли Кокорин и Мамаев оказаться в колонии?

Рохлин: – Даже если всем обвиняемым дадут чуть больше, чем нужно для моментального освобождения, они вернутся в изолятор, но вряд ли окажутся в колонии. Доводы Кокорина и Мамаева, пусть сентиментальные, а не юридические, о том, что они пострадали и вынесли урок из сложившейся ситуации, в полной мере покрывают концепцию, которую принялись реализовывать в их отношении с самого начала – сделать им достаточно больно, но не смертельно.

Пашков: – Теоретически это возможно. Может, их даже оставят в «Бутырке» отбывать наказание в хозяйственном отряде. Как я понимаю, Кокорин и Мамаев могут просить об условно-досрочном освобождении, если срок наказания будет в тех рамках, которые озвучил прокурор. В таком случае они уже отбыли половину срока. Насколько я помню, по тем статьям, по которым они проходят, УДО возможно после того, как пройдет половина срока.

Источники:

http://thebell.io/sud-vynes-kokorinu-i-mamaevu/

http://www.mk.ru/sport/2019/09/17/predskazana-futbolnaya-karera-kokorina-i-mamaeva-posle-osvobozhdeniya.html

http://m.sport-express.ru/football/rfpl/reviews/prigovor-kokorinu-i-mamaevu-kakim-on-budet-1542622/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector