Что сейчас происходит в Судане

«Арабская весна»: что происходит в Судане

За последние несколько дней в Судане убили около ста человек. В одном только Хартуме погибли более 60 человек, 40 тел выловили из Нила. А ведь ещё недавно, 11 апреля 2019 года, суданцы радовались свержению диктатора аль-Башира. Почему льётся кровь и что происходит в Судане?

Призрачная победа

Предыстория такова. После свержения аль-Башира бывшая опора режима, военные, сформировали Переходный военный совет (ПВС) и присвоили себе всю власть в стране. Его глава генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан заявил, что власть гражданскому правительству передадут через три года.

Однако суданцы посчитали, что они и так долго пробыли под военной диктатурой (с 1989 года), и не собирались терпеть ещё три года. Страна стала скользить в сторону гражданской войны. Первоначально часть лидеров Переходного совета попыталась сделать ставку на исламистов, близких к суданскому шейху ат-Тураби. Однако суданцы ещё помнили, что самый треш в стране начался после нахождения у власти военно-исламистского дуумвирата аль-Башир — ат-Тураби. Поэтому, когда исламисты попытались закрепиться на улицах, их попросту избили. Именно от союзников Совета — исламистов — стало известно, что ПВС не собирается отменять шариат, введённый в Судане в 1982 году.

Меж тем, противостояние на улицах продолжилось. Переговоры между гражданской оппозицией («Альянс за свободу и перемены», Партия Умма и другие) и военными зашли в тупик. Генералы не соглашались уступить власть и дать большинство мест в будущем переходном правительстве гражданским. В ответ на это оппозиция начала призывать протестующих к общенациональной забастовке 28–29 мая. Предупредительные забастовки служащих, работников транспорта и медиков прошли по всей стране. После этого военные согласились сдать всю власть через три месяца.

Победа гражданской оппозиции была призрачной. Переходный совет устроил дипломатический маршбросок по своим ближайшим спонсорам-союзникам — Египту, Саудовской Аравии и ОАЭ. Заручившись поддержкой, ПВС перешёл к силовому подавлению выступлений. Для этого решили привлечь не армию, а парамилитаристскую организацию «Силы оперативной поддержки» (RSF), которой командует заместитель главы Совета генерал Мохаммед Дагало.

Цепная реакция

RSF сформировали в 2013 году. Её основой было продиктаторское ополчение «Джанджавид», которое вместе с армией устроило геноцид в Дарфуре в 2000-е годы. Основной задачей RSF стало подавление вооружённой оппозиции в горах Нуба, Кордофане и штате Голубой Нил. Насчитывая около 60 тысяч человек, RSF периодически устраивало террор на подконтрольной территории. Но справиться с оппозицией, объединившейся в 2011 году в «Суданский революционный фронт», она так и не смогла.

Именно солдаты RSF в понедельник 3 июня напали в Хартуме на палаточный лагерь протестующих у министерства обороны. Лагерь был разгромлен, протестующих преследовали по всему Хартуму. Погибли несколько десятков человек. Генерал аль-Бурхан тут же заявил, что страшно сожалеет об убитых, но отзывать RSF с улиц не стал. Нападения и преследования оппозиционеров продолжились в последующие дни — и не только в столице, но и по всей стране.

Фактически не объявляя о введении военной диктатуры, Совет попытался подмять под себя страну. Вместо обещанных трёх месяцев переходный период продлили до девяти месяцев. Если, конечно, от гражданских к тому времени хоть что-то останется… В ответ оппозиция призвала к акциям неповиновения и национальной забастовке.

Возможностей для сопротивления у населения не много. RSF вошли во многие крупные города страны и практически полностью задавили там любые протесты, поубивав десятки людей. Крупный город, где пока у военных ничего не получается, — Порт-Судан. Там забастовали работники транспорта, и дороги на въезд в город оказались настолько хорошо перекрыты, что парамилитарес просто не сумели пробиться в город.

В регионах Дарфуре, Кордофане и штате Голубой Нил Суданский революционный фронт, который ещё недавно объявил перемирие, опять взялся за оружие. А главное — начались забастовки нефтяников. Теперь Переходный совет рискует оказаться без денег из-за обрушения экспорта. Так что помощь от монархий Залива была бы им сейчас очень кстати.

Читать еще:  Как можно закадрить девушку

Оппозиция в Египте, Эфиопии, Эритрее, Южном Судане, Уганде, Чаде и в некоторых других странах, где у власти находятся военные и их партии, внимательно наблюдает за ситуацией. Если суданских военных удастся уронить — это может вызвать в Африке цепную реакцию по типу «арабской весны». Тогда монархии Залива потеряют всё. А вот кто сможет поднять всё это «геополитическое богатство» — большой вопрос.

Судан приходит в себя после протестов: рассказываем, что там происходит

Специальные корреспонденты Федерального агентства новостей прибыли в Хартум, где еще недавно полыхали протесты. Сегодня город пришел в себя. Но что это — начало нового этапа становления Судана или затишье перед очередной бурей? На момент написания заметки, в стране все тихо. Но по некоторым данным в ближайшее время могут начаться новые митинги оппозиции.

11 апреля в Судане произошел военный переворот, которому предшествовали месяцы народных протестов. В итоге президент Омар аль-Башир, правивший страной 30 лет, был отстранен от власти и посажен в тюрьму. У руля встал сформированный армией переходный военный совет, который, впрочем, не намерен следовать примеру экс-лидера Судана. В совете уверили, что в течение двух лет передадут руководство Суданом в руки избранных властей. Несмотря на это протесты не прекращаются. Митингующие требуют срочной передачи гражданскому органу всех властных полномочий. По факту речь идет о притязаниях оппозиционных лидеров на управление страной.

Все идет по плану

Несмотря на общее весьма депрессивное состояние Судана, в Хартуме сегодня действительно безопасно. По словам людей, живущих тут давно и участвовавших во всех событиях прошедших месяцев, ситуация налаживается не только в столице, но и в других городах, где еще несколько недель назад было страшно выйти на улицу. Не говоря о том, чтобы выйти с камерой и начать снимать…

Единственное, что напоминает о протестах начала июня, — тотальное отсутствие Интернета. Во всем Судане Wi-Fi есть лишь в нескольких кафешках. Интернет нужен всем: газетам, радио, крупным компаниям. Юрлица выстраиваются в очереди, чтобы провести в своих офисах оптоволоконный кабель. Если раньше это занимало пару дней, то теперь — две-три недели.

Таким образом, суданцы практически отрезаны от внешнего мира. Мне даже писали суданские студенты, обучающиеся в России, которые не могут связаться с родителями.

К слову, в больших городах Facebook — чуть ли не главный источник политических новостей. Телевидение многим не по карману. Газеты почти не читают (они выходят маленькими тиражами и тоже дорогие). Остаются радио и Интернет. Это тоже сыграло большую роль в прекращении протестов.

Ситуация под жестким контролем

Я много раз слышал от местных жителей, что суданцы — не сирийцы (противопоставление видимо вызвано большим количеством сирийских беженцев, работающих в Хартуме в основном в сфере обслуживания). Мол, суданцы воевать не любят и не хотят. Все, к чему они стремятся — мир и свобода.

Справедливости ради, конфликт в Судане действительно нельзя сравнивать с тем, что происходит в Сирии или в Ираке. В отличие от этих арабских стран, тут нет религиозного противостояния. Нет радикальных исламистов, режущих головы неверным под одобрительные кивки из-за рубежа. Кроме того, в Судане работают Силы быстрого реагирования (СБР), во многом благодаря которым страна не превратилась во вторую ЦАР.

СБР — это своего рода народная дружина, на которую западная пресса возлагает ответственность за все невзгоды в стране. В частности, за якобы кровавый разгон демонстрантов. Разгон действительно был. Однако руководство СБР тут же выступило с заявлением. Там признали некомпетентность некоторых своих бойцов, пообещали провести расследование и наказать виновных. На самом деле, для Африки такой подход — уже большой прогресс.

Кроме того, люди не забыли, как в марте во время массовых демонстраций в Судане лидер СБР генерал Мохамед Хамдан Дагало не подчинился приказу тогдашнего президента Омара аль-Башира и не стал силой подавлять протесты. То есть фактически спас жизни сотням суданцев.

Давление извне

США, Великобритания и Франция всячески пытаются поставить знак равно между дружинниками СБР и арабскими кочевниками, терроризировавшими негроидное население Дарфура в нулевые годы (кочевые племена, поддерживаемые государством, боролись с местными чернокожими земледельцами за территорию). Однако СБР, несмотря на то, что в рядах этой структуры есть участники дарфурского конфликта, сейчас не имеет ничего общего с теми событиями.

Читать еще:  Как настроить прокси в Telegram

Силы были организованы в августе 2013 года, то есть через несколько лет после окончания активной фазы противостояния в Дарфуре. Идеология, цели и средства СБР-овцев поменялись. На сегодняшний день они выполняют исключительно полицейские функции.

При этом один из главных военных преступников Муса Хилал, разжигавший межнациональные конфликты и координировавший карательные акции, сегодня сидит в тюрьме. Как и бывший лидер Судана Омар аль-Башир.

Изнанка оппозиции

С одной стороны, требования оппозиционеров ясны и логичны. Судан не самое процветающее государство региона. И управляют страной далеко не святые. Так, цены на продукты питания тут просто космические (наш средний чек в супермаркете в пересчете на рубли составляет 1-1,5 тысячи).

Конечно, есть дешевые рынки и огород. Но городскую молодежь это, понятное дело, не устраивает. 100 долларов в месяц в Судане считается хорошей зарплатой. Поэтому многие, чтобы прокормить семью, трудятся на нескольких работах. Как вариант: днем чем-то торгуют, а ночью развозят людей на «тук-туке» (мототакси или моторикша — одно из популярнейших транспортных средств. По сути, крытый мопед). Но это все очевидные требования простых людей, мало чем отличающиеся от требований россиян или французов.

Те же, кто претендует на политический вес и выступает от имени суданского народа, по сути не предлагают ничего. Нет никакого плана, повестки, конкретных действий. Один популизм. Как рассказывал мне знакомый политолог, работающий в Судане не первый год, когда он спросил у оппозиционеров, что они предлагают сделать с теми, кто был у власти при аль-Башире, ему ответили:

«Никаких переговоров! Всех казнить!»

Я уже не говорю про местный майдан, который в кратчайшие сроки превратился из места народного сопротивления в притон, где торговали алкоголем, наркотиками и проститутками.

Кроме того, суданская оппозиция крайне неоднородна. И сегодня в ее рядах явно произошел раскол. Некоторые партии пошли на диалог с переходным военным советом (речь идет о дальнейшем вхождении этих оппозиционеров в правительство и новый консультативный орган — Суверенный совет).

В свою очередь «Силы за свободу и перемены» (ССП) продолжают бороться. Их движущая сила —профсоюзы и коммунисты.

И тут я вспоминаю слова одного суданского салафита, с которым мы недавно разговорились на рынке:

«Как может коммунист звать на помощь Соединенные Штаты?»

Подавление протестов в Судане. «Десятки мертвых тел плывут по Нилу»

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Сорок тел достали из реки Нил в районе суданской столицы Хартума во вторник, сообщает Центральный комитет врачей Судана.

Третьего июня оппозиция обвинила военных в применении оружия при разгоне мирной демонстрации в Хартуме. СМИ пишут, что члены полувоенного ополчения Rapid Support Forces нападают на людей на улицах Хартума.

«С сожалением сообщаем, что вчера из реки Нил достали 40 тел. Их увезли на автомобилях ополчения Джанджавид в неизвестном направлении», — сообщает оппозиционная организация Центральный комитет врачей Судана в своем «Фейсбуке».

В комитете считают, что эти сорок человек были среди оппозиционеров, убитых в ходе разгона палаточного лагеря оппозиции третьего июня. По информации Комитета врачей, за последние два дня в городе были убиты сто человек.

Представитель Переходного военного совета, который правит страной, заявил, что операция была направлена не против демонстрантов, а против преступников, которые затесались в их ряды. Военсовет призвал оппозицию к диалогу и пообещал провести расследование, но уже в среду один из лидеров оппозиции, приехавший в Хартум, был задержан.

«Джанджавид» (в переводе — «джинн на коне») — это принятое в СМИ название арабского проправительственного ополчения в Судане.

Это ополчение сегодня называется «Силы быстрого реагирования». Оно впервые приобрело известность в ходе межэтнического конфликта 2003 года в Дарфуре. ООН тогда предупреждала о реальной опасности геноцида в этом регионе Судана, а отряды Джанджавид отличались особой жестокостью.

Жители Хартума говорят Би-би-си, что боятся покидать дома: на улицах города есть риск подвергнуться нападению ополченцев.

Бывший сотрудник разведки Судана на условиях анонимности побеседовал с журналистом британского четвертого канала Юсрой Эльбагир. По его словам, люди, тела которых обнаружили в Ниле, были убиты представителями различных проправительственных ополчений.

Читать еще:  Lobo I'd Love You to Want Me

«Это была резня», — цитирует журналистка свой источник.

Во вторник Госдепартамент США выразил озабоченность по поводу действий военных в беседе с представителем Саудовской Аравии — одного из ключевых союзников Военного совета. Заместителя министра обороны Халида бин Салмана призвали обеспечить переход к гражданскому правлению в Судане.

В среду Саудовская Аравия призвала разные политические силы Судана к диалогу.

«Королевство подчеркивает важность продолжения диалога между разными силами в Судане с тем, чтобы исполнить надежды братского суданского народа», — говорится в заявлении, опубликованном государственным агентством Саудовской Аравии.

Что происходит в Судане?

11 апреля президент Судана Омар Башир, который правил страной 30 лет, был отстранен от власти и помещен под арест. Власть была временно передана вооруженным силам. Действие конституции Судана, принятой в 2005 году, временно отменили.

Палаточный лагерь, разгромленный в понедельник, был установлен шестого апреля. Активисты требовали передачи власти в руки гражданских после переходного периода, в ходе которого они требовали полностью демонтировать систему, связанную с предыдущими властями.

Представители протестующих вели переговоры с Военным советом и договорились о переходном периоде в три года, по окончании которого планировались выборы. Однако в понедельник военные разогнали палаточный лагерь со стрельбой.

Во вторник лидер военных Абдельфаттах аль-Бурхан заявил, что переговоров с протестующими больше не будет, все предыдущие договоренности отменяются, а выборы проведут уже через девять месяцев.

В среду Бурхан сделал еще одно заявление — о том, что военный совет готов продолжить переговоры.

«Мы сожалеем о случившемся», — добавил он, не углубляясь в детали.

Представитель совета позже заявил, что военные проведут расследование произошедшего.

АНАЛИЗ: новая старая политика в Судане

Фергал Кин, редактор департамента Африки

Суданские военные столкнулись с международным осуждением после разгона, но еще до того как нападение произошло, имелись явные признаки того, что ситуация выльется в насилие. Военная элита, твердо намеренная удержаться у власти, ведет страну вспять.

Военный совет отменил договоренности с оппозиционным объединением «Силы за свободу и перемены» заявив, что это поможет ускорить переход к демократическим выборам. Этот план перехода, вероятнее всего, фикция.

У военных есть еще одно преимущество. В эпоху международных распрей идея «международного сообщества», которое может оказать давление на какой-либо режим — это фантастика. Кризис в Судане обнажил реальность международной политики: сила может победить, и это останется без последствий, если убийцы и заплечных дел мастера выглядят ценным активом для других держав.

Невозможно сказать, вернется ли коалиция «Силы за свободу и перемены» в качестве уличного движения. Что точно необратимо, и даже усугубилось, это отчуждение народа от своих правителей.

Протестующие призвали людей встретить мусульманский праздник Ураза-Байрам, который приходится на вторник и среду, на улицах в знак неподчинениия властям.

Однако большая часть Хартума заблокирована силовиками. Местные жители говорят, что протестующие отступили в жилые районы, где жгут шины и сооружают баррикады.

Что говорят местные жители?

Одна из оппозиционных организаций, «Ассоциация профессионалов Судана» обвинила военный совет в организации резни и призвала демонстрантов продолжать мирнве протесты.

«Мы дошли до точки, когда боимся выйти из дома из-за того, что нас могут избить или застрелить силовики», — сказал Би-би-си один из жителей столицы.

Еще один житель рассказал, как «Джанджавиды» вытащили его из автомобиля и нанесли удары по голове и спине.

Сотрудник хартумской аптеки, который связался с Би-би-си по «Скайпу» сказал, что военные закрывают больницы, не давая лечиться гражданским лицам.

«Они выгнали нас из двух больниц, которые помогали раненым, в том числе людям с огнестрельными ранениями, — рассказывает он. — Военный совет дал распоряжение закрыть больницы, которые помогают жителям».

На улицах второго по величине города страны, Омдурмана, который находится через реку от Хартума, видели большие группы вооруженных военных.

Женщина по имени Сулейма в разговоре с Би-би-си сказала, что военные действуют и в самом Хартуме.

«Они окружают жилые районы, угрожают людям. Они стреляют боевыми патронами. Они везде. Мы не чувствуем себя в безопасности и не доверяем силовикам. Здесь полный хаос», — сказала она.

Источники:

http://zen.yandex.ru/media/id/5a9ef80c00b3dd1c242859e8/5cfe1d8db854e100b048e27b

http://riafan.ru/1188294-sudan-prikhodit-v-sebya-posle-protestov-rasskazyvaem-chto-tam-proiskhodit

http://www.bbc.com/russian/news-48532810

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector